Недельная глава Торы:
Четверг 14 Декабрь 2017 г. 26 Кислев 5778 г.
 
Агентство Еврейских Новостей

ЗАКОНЫ ПИТАНИЯ: ПИЩА ДЛЯ ДУШИ

Комплекс законов о дозволенной и недозволенной евреям пище называется кашрут. Слово кошер, которое переводится с иврита приблизительно как "подходящий", "правильный", может относиться к любой вещи, если она соответствует Галахе. Говорят "кошерная Тора", "кошерные тфилин", "кошерная мезуза". Это означает, что они правильно сделаны, удовлетворяют требованиям еврейских законов и пригодны для ритуала. В просторечии "кошерный" значит "правильный", "верный", что очень точно передает смысл этого слова. Но чаще всего этот термин относят именно к пище.
Еврей соблюдает кашрут не только потому, что он дорог его сердцу или полезен для здоровья, а потому, что он является заповедью Вс-вышнего.

Свинью можно вырастить в стерильной камере и зарезать в операционной, но кошерной она от этого не станет.

Надо отметить, что особое отвращение евреев к свинине вызвано не тем, что она грязна, а, скорее всего тем, что на протяжении многих веков различные притеснители заставляли еврея съесть именно это некошерное мясо в доказательство отречения от своей веры. Многие предпочитали умереть, но не изменить вере отцов.

То, что Тора запрещает нам есть мясо верблюда, лошади или зайца, нельзя объяснить гигиеническими требованиями, – лошадь или заяц не "грязнее" коровы или козы. Домашняя птица, например, отнюдь не славится чистоплотностью, но Тора разрешает употреблять ее в пищу.

На иврите "чистые" и "нечистые" животные называются тагор и тамэ. Эти слова характеризуют не физическую чистоту или нечистоту, а духовное и моральное состояние. Тамэ означает ритуально нечистый, оскверненный. Животные, считающиеся нечистыми, запрещались не только в пищу, но и для жертвоприношения в Храме. Поэтому тагор и тамэ нужно понимать в переносном смысле, как мы понимаем выражения "чистый язык", "нечистый рот", "грязная душа"...

Некоторые законы кашрута относятся к болезням и повреждениям органов, превращающим животное в некошерное, но тем не менее, не гигиенические или медицинские соображения были его основной целью. Несмотря на то, что евреи никогда не сомневались в утилитарной пользе кашрута (ибо все, что повелел Вс-вышний, может быть человеку лишь на пользу), его основные требования, сложные правила убоя скота (шхиты), запрет смешивать мясное и молочное – все это не свидетельствует в пользу теории о "древних мерах по охране здоровья".

В Торе есть лишь один намек на причины ограничений: везде, где говорится о кашруте, содержится призыв к святости. Одиннадцатая глава книги Ваикра, в которой перечисляются нечистые животные, заканчивается так: "Ибо Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь же и будьте святы, как свят Я..." (Ваикра, 11:44). Перечисление нечистых животных в книге Дварим заканчивается словами: "Ибо ты народ, посвященный Г-споду, Б-гу твоему. Не вари козленка в молоке матери его" (Дварим, 14:21). "И людьми святыми будьте у Меня и мяса зверя, растерзанного в поле, не ешьте..." – читаем мы в книге Шмот (22:30).

Тора усиливает идею святости, предостерегая против осквернения – антипода святости, – ибо нечистыми бывают не только животные, но и люди (Ваикра, 11:43,44).

Кашрут – весьма широкое понятие в иудаизме, и различие между пригодными и непригодными в пищу животными – лишь один из множества его аспектов. Еврей должен уметь отличать чистое от нечистого не только в еде, но и во всех областях жизни, в морали и этике. Видеть в кашруте лишь свод законов питания – значит не понимать и искажать его смысл.

Как уже говорилось, святость в иудаизме означает не аскетизм, не отрицание каких-либо земных удовольствий или подавление естественных влечений. Но с другой стороны нет места и вседозволенности. Святость означала и означает способность управлять своими страстями. Цель в том, чтобы человек был хозяином своего животного начала, а не наоборот.

Иудаизм реализует призыв к святости, поднимая основные потребности человека (еда, питье, половое влечение), в которых он не отличается от животных, на уровень, достойный высших созданий Творца. Кашрут – характерный пример преображения обыденного в святое. То, что ограниченному уму может показаться не заслуживающим внимания, на самом деле есть пример возвышения простого физиологического удовлетворения чувства голода до уровня духовного акта, в котором еще раз подчеркивается вездесущность Вс-вышнего и долг человека служить Ему.

Накрытый стол ассоциируется в еврейской традиции с алтарем Храма. Талмуд говорит: "Когда стоял Храм, жертвы очищали человека, теперь [алтарем] стал его стол" (Хагига, 27а). Вот почему евреи никогда не сидят на столе, солят первый ломоть хлеба во время трапезы, как солили дары, приготовленные для жертвоприношения. Именно поэтому при чтении послетрапезной молитвы убирают со стола все ножи: холодное оружие, символ войны и насилия, было запрещено держать на жертвеннике – символе мира. По той же причине омывают руки перед едой: омовение – необходимая процедура соблюдения священниками (коэнами) ритуальной чистоты во время жертвоприношения.

Освящение стола молитвой, сама процедура трапезы напоминает нам о присутствии Вс-вышнего и о служении Ему. Мясо животных, которых было запрещено приносить на алтарь Храма, запрещено и в пищу. Законы кашрута – это еще один пример реализации заповеди Торы: "На всех путях своих познавай Его" (Мишлей, 3:6).

Наши мудрецы видели особый смысл в каждой, даже мельчайшей детали законов кашрута. Например, запрещение употреблять кровь, смешивать молочное и мясное рассматривается ими как способ внушить нам отвращение к кровопролитию и кровосмешению, заставить нас почувствовать себя на месте любого другого живого существа. Моральными соображениями объясняется запрет забивать животное и его детеныша в один и тот же день.

читать текст полностью


http://www.nwf-film.com/
Федерация еврейских общин России © 2004-2008

Адрес: 127055 г. Москва, ул. Образцова д.19-а. Tелефоны: +7 (495) 730-2791 (-92, -93) | E-mail: info@feor.ru
При использовании материалов сайта, ссылка на feor.ru обязательна. При цитировании в сети Интернет гиперссылка на www.feor.ru обязательна.