07 ноября 2011 г.
Разбитое надгробие

Вопрос – задержат ли вандалов, разрушивших надгробия на еврейском кладбище, не вызывает сомнения – конечно же, нет, говорят прохожие. Глядя на иудейское кладбище, кстати, расположенное в самом центре Махачкалы, невольно думаешь, что вандалы, которые громят, причем, как выяснилось, регулярно громят надгробные камни и ограды, ходят на кладбище для совершения очередного акта вандализма как на работу.


И это случается после того, как уже был публикован материал о происходящих на кладбищах города бесчинствах. Но, к большому сожалению, ничего не сделано, чтобы сберечь покой умерших. До сих пор продолжается разрушение могил, и это очень серьезная проблема. Продолжаются и пикники на кладбище, повсюду пустая тара от выпитого спиртного. И это в самом центре! Можно только представить, что творится на кладбищах за городом.


Странно и то, что нет реакции и осуждения со стороны представителей других конфессий. Происходит равнодушное и молчаливое согласие дагестанцев. Здесь сложилась очень сложная ситуация, и вопрос не в том, что карательные меры в данном случае панацея. Нужно выяснить, что случилось, с чем именно связана эта проблема – с утратой традиционных ценностей, с пробелами в молодежном воспитании, с социальным расслоением общества? Установить простое ли это хулиганство, или экстремизм – не главное, важно то, что люди сознательно совершают преступление. И наказание за подобное деяние должно быть, хотя бы адекватным содеянному.


Заместитель председателя махачкалинской иудейской общины Бела Шалумова говорит: "На старом, так называемом Интернациональном, кладбище в Сепараторном поселке творится беспредел, настоящий вандализм. Мы обращались и в районные отделы милиции, администрацию, в управление по религии. Я не представляю, почему такой вандализм должен быть именно на еврейском кладбище, ведь это же наша история.


Администрация реагирует, город чем может помогает, а больше никто. Ходят, фотографируют, ну и что? Толку-то нет никакого. Надо поставить забор, охрана нужна, дорога в ужасном состоянии. Это же наше лицо. Я была в Дербенте на кладбище, вы посмотрите, какой там порядок. Почему это происходит только у нас, ведь мы будем отвечать перед одним богом! Евреи такие же люди. Ведь в этом не виноваты ни администрация, ни правительство – люди. Вы посмотрите, какое вокруг кладбища идет строительство, что туда невозможно проехать: узенькая дорога, нет тротуаров. Кто вообще за этим смотрит? Архитектор поехал и посмотрел бы. Почему до кладбища не ходят маршрутки, ведь пожилым тяжело туда добираться. Хочется обратиться к людям: "Вы ведь тоже там будете!"


Комментирует член Общественной палаты Дагестана Шуми Шабатаев: "Мы, конечно же, возмущены. Мы обращались и в синагогу, и в администрацию. Нам нигде в помощи не отказывают. Были мы у первого заместителя мэра города, сейчас вместе с председателем иудейской общины Шими Дибияевым, пойдем к Саиду Амирову, он нас ждет и тоже готов помочь в сложившейся ситуации".


Городские кладбища стали объектом особого интереса и для новой категории расхитителей гробниц – охотников за цветными металлами. Сколько именно могил подвергаются актам вандализма, сказать сложно, такой статистики по республике нет. Идет грабеж и русских могил, срываются таблички с именами умерших.


Осквернение могил – как это страшно для Дагестана, колыбели всех религий! Абсолютно не характерные и свойственные нам поступки, никогда в истории нашей республики не было такого.


В этом году это уже не первый погром иудейского кладбища. Кто бесчинствует на кладбищах – неизвестно. Погромы можно называть и провокацией, так как после таких акций пострадавшие восстанавливали поваленные или изуродованные надгробия за свой счет, а не из бюджета города или республики. Никто так и не возместил ущерб прошлых погромов, наверняка не возместят и этот.


Обсуждая события на кладбище с представителями еврейской общины, понимаешь их точку зрения: почуяв безнаказанность, вандализм показывает свое истинное лицо, а значит, война с мертвыми продолжится.


Интернет-газета "Настоящее время"