История общины

 

Еврейская община в Ростове-на-Дону начала формироваться в середине первого десятилетия 19 в. за счет миграции евреев из Белоруссии, Литвы и Западной Украины, присоединенных к России после трех разделов Польши. По 6-й ревизской сказке Ростовского городского магистрата от 1811 г. здесь проживало 20 еврейских семей-мещан общей численностью не менее 150-200 человек. Первым еврейским купцом, поселившимся здесь в 1817 г. был Н. Герберг.

Позднее в Ростове появились еврейские кладбища. Сохранившиеся до нашего времени плиты датируются 1839 г. С 1844 г. первый известный ростовский раввин Вульф Калина вел книги, в которых регистрировал браки, рождения, разводы и смерти. Молитвенный дом был официально зарегистрирован еще в 1849 г., однако каменное здание синагоги было зарегистрировано лишь в 1855 г. Новое двухэтажное кирпичное здание Главной хоральной синагоги, построенной на средства еврейской общины, было торжественно открыто 30 августа 1868 г. В 1929-1930 гг. оно было национализировано. Ныне в нем находится городской кожно-венерологический диспансер.

В 1836 г. в Ростове проживало 73 еврейские семьи (7 купеческих семей, остальные мещане). С 1863 г. Наблюдался интенсивный количественный рост еврейской диаспоры Ростова. В 1897 г. основная масса евреев, живших за счет своего труда, была занята в промышленности и ремесленном промысле (42%), торговле и обслуживании (44%), остальные – в транспорте и связи, непроизводительном труде, государственной и общественной деятельности или состояли на частной службе.

Важную роль играли евреи в деятельности Ростовского биржевого комитета в 1882-1917 гг. Немало евреев было также среди врачей, присяжных поверенных и их помощников. В городской думе интересы евреев в разные годы представляли И. Ф. Волкенштейн, Ф. О. Гнесин (ростовский раввин с 1863 по 1888 гг.), Г. Е. Коган, Я. М. Брайловский, Г. О. Луцкий, Х. Н. Герберг, А. Я. Фельдман и др. Первый президент Израиля X. Вейцман, вспоминая о свих визитах в Ростов в начале 20 века, отметил, что еврейские и русские врачи и адвокаты "общались между собой очень тесно и живо". При присоединении Ростова к Области Войска Донского проживание на этих территориях иноверцев и представителей некоренной национальности было проблематичным и требовало специального разрешения, Городская Дума обратилась к императору с просьбой не выселять из Ростова 10000 евреев, поскольку это "имело бы весьма грустные последствия для города и его обывателей…".

10 мая 1883 г. перед коронацией Александра III в Ростове произошел первый еврейский погром, который был остановлен лишь после применения вооруженной силы. Погром показал евреям, что десятилетия их плодотворного труда в народном хозяйстве России вызывают лишь зависть и ненависть масс.

В начале 20 в. в Ростове действовали подпольные кружки сионистов Бунда и "Поалей-Цион". Сторонником сионистов, пользовавшийся наибольшим влиянием, был ростовский общественный раввин в М. Г. Айзенштадт (1900-1910 гг.). Известный общественный деятель юга России. Организация "Поалей-Цион" пыталась создать отряды самообороны, которые из-за слабой подготовленности не смогли противостоять группам конных казаков, охранявших громил во время организованных властями еврейских погромов 18-20 октября 1905 г. В конце митинга около тюрьмы с требованиями освобождения политзаключенных черносотенцами были убиты 10 демонстрантов. В отличие от первого еврейского погрома 1883 г, когда евреи были только избиты, во время погромов 1905 г. в Ростове погибло 176 чел. и около 500 было изувечено и ранено. С 1863 г. в городе действовало еврейское училище Талмуд-Тора при Главной хоральной синагоге, и позже при Солдатской синагоге, построенной в 1872-1891 гг. С 1892 г. действовали многочисленные хедеры (начальные школы), позднее открывались общественные и частные школы и училища различных типов. В ростовских гимназиях в 1883-1885 гг. евреи составляли в среднем 33,8 % всех учеников. Однако после введения в 1887 г. процентной нормы их численность заметно снизилась.

До 1920 г. в Ростове были 2-е большие 2-х этажные синагоги и 6 молитвенных домов, а также значительное число благотворительных и просветительских учреждений; общество любителей древнееврейского языка, библиотека-читальня, богадельня, детский приют, ясли, "Комитет по пособию бедным евреям", "Гахносас Орхим" (помощь проезжающим евреям), "Гмилас Хесед" (благотворительная служба), "Касса пособия недостаточным учащимся в средне-учебных заведениях Ростова", ссудно-сберегательное товарищество для евреев-ремесленников и мелких торговцев, дешевая кошерная столовая, а в 1918-1919 гг. еще около десятка иных общественных организаций. До сих пор сохранилась в городе бывшая еврейская больница (в настоящее время горбольница № 4), во дворе которой была небольшая синагога, просуществовавшая вплоть до начала 1990-х годов. Бывшая солдатская синагога никогда не закрывалась, и в настоящее время это единственная и главная Синагога г. Ростова-на-Дону.

В 1915 г. в Ростов была эвакуирована семья 5-го Любавичского Ребе Шолом Дов Бера Шнеерсона (1869-1920 гг.), которая поселилась в 1918 г. в доме №44 по пер. Братскому (ныне – "Дом Ребе"). Прах 5-го Любавичского Ребе захоронен в юго-восточном углу нового еврейского кладбища Ростова (на его могиле сооружен мемориал – Могила Ребе). Поэтому Ростов-на-Дону стал священным городом для религиозных евреев всего мира.

Февральская революция коренным образом изменила права евреев в бывшей Российской империи, юридически уравняв их с другими гражданами. Однако возможности реализации экономических прав евреев Донской области и после революции оказались невелики. В 1920 г. после захвата Ростова Первой Конной армией происходили грабежи, которые переросли в еврейские погромы (погибло несколько десятков евреев). В этом же году вышел Указ о запрещении преподавания иврита, а затем и идиша.

С 1920 г. Ростов был центром активной деятельности хасидов во главе с 6-м Любавичском Ребе Менахемом Менделем Шнеерсоном. Хасиды во главе с Ребе пытались возродить еврейский традиционный образ жизни. Значение этой деятельности выходило далеко за пределы города. Поэтому ОГПУ вынудило Менахема Мендела Шнеерсона в 1924 г. уехать в Ленинград. В это же время преследовали раввинов, меламедов, шойхетов, сионистов и бундовцев; закрывали синагоги и молитвенные дома. К 1939 г. действующим остался лишь Ремесленный молитвенный дом, ставший ростовской синагогой (уничтожен в 1942 г.). В 1924-25 годы в городе были произведены массовые аресты сионистов и членов организации "Гахалуц". С 1930 г. в городе была прекращена любая еврейская культурно-просветительская деятельность, производились аресты и ссылки активистов.

В 1941 г., после начала Великой Отечественной войны, в Ростов попало много евреев бежавших из западных областей СССР. По оценке немецкого командирования к ноябрю 1941 г. в городе находилось до 50 тыс. евреев, хотя в 1939 г. их проживало всего 27 тысяч. Кратковременный захват Ростова 21-28 ноября 1941 г. не позволил немецкому командованию истребить еврейское население города. Во время 2-й оккупации города (1942 – 1943 гг.) были уничтожены практически все евреи, оставшиеся здесь. В Змиевской балке 11-12 августа 1942 г. было расстреляно более 27 тыс. человек, преимущественно евреев. 9 мая 1975 г. на месте самого массового уничтожения был открыт мемориальный комплекс "Змиевская балка". К сожалению, здесь и через четверть века нет надписи о захоронении праха десятков тысяч евреев.

В 1944 г. в Ростове была зарегистрирована еврейская религиозная община, но лишь в 1945 г. было получено официальное разрешение на использования здание бывшей Солдатской синагоги, в котором с 1935 г. размещались различные производства. Те, кто оказывал содействие в ремонте и деятельности синагоги преследовались властями (аресты, высылки из города, увольнения). Запрещалась выпечка и привоз мацы, а также проведение поминальной молитвы в Змиевской балке. С 1944 по 1960 гг. раввином был Ш - М. Аронович. После его смерти в течение 30 лет в синагоге не было раввина.